CURRENT JAMS: OCTOBER 2019

В октябре вернулась обратно в Порто после месяца в Одессе, начала более активно искать работу и восстанавливать свою жизнь здесь. Сейчас все еще настраивается, вторую неделю льет дождь, но все как-то потихоньку становится на своим места.

САМОЕ БОЛЬШОЕ ВИЗУАЛЬНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ГОДА: JOKER

Не скажу наверное ничего нового, лучше всего наверное написала Оля Омами: “<..>я например в немом оцепенении от восторга после джокера, но прямо не могу реально сформулировать почему именно (помимо очевидного: феникс гений, тот факт что такое кино ещё делают – счастье, наличие в людях божьей искры размером с комету – лучшее доказательство того что бог есть, божий замысел божественнен, смерть – не страшна), пойду молча смотреть в кота.”

“The worst part of having a mental illness is people expect you to behave as if you don’t” – “Самое худшее в ментальном расстростроистве это то, что люди ожидают, что ты будешь вести себя так, как будто его у тебя нет”.

Еще здорово написала фотограф Катя Туркина Фасо на тему движений в фильме: “Самое примечательное в новом Джокере для меня – это движения, которые хореографировал Майкл Арнольд вместе с Хоакином Фениксом. Арнольд известен не просто как movement director, но как sexoreographer, к которому часто обращаются для постановки секс сцен, например, в Волке с Вол стрит. Кстати, movement director – довольно модная и редкая профессия в рекламной и фэшн фотографии. Говорят, в Лондоне всего 4 крутых директора по движению. Самый примечательный Раян Чейпел.  Думаю, эта ниша будет активно развиваться и как любая другая составляющая съёмок скоро станет довольно распространённой. Ещё несколько десятилетий назад модели сами себя красили и сет дизайн был чем-то очень необычным. Все быстро меняется и из интимного процесса фотография давно перешла поближе к кино, где куча людей на площадке, у каждого своя микрозадача и большая должность. Ну, как известно, к хорошему быстро привыкаешь… и почему нет, дайте только бюджет.”

Советую очень всем посмотреть – все-таки не так много настолько красивых и захватывающих фильмов. По сути ты 2 часа смотришь на экране на игру одного актера, который переиграл вчистую для меня всех актеров “Однажды в Голливуде”, который мне кстати не понравился совсем и давно у меня не было настолько непопулярного мнения на счет кино. То есть я понимаю, что там актеры, Тарантино, фраза “never cry in front of the Mexicans”, огнемет и фанатичная секта, но черт – почему-то не сложилось. Я все еще думаю, что это я просто что-то проглядела или не поняла, хотя историю убийства Шерон Тейт я очень хорошо знаю, потому что про это довольно подробно много лет назад написала Джоан Дидион.


ЕЩЕ НАЧАЛА ОПЯТЬ УЧИТЬ ПОРТУГАЛЬСКИЙ!

Если вы думаете что учить португальский в Португалии просто как 1,2,3 то давайте я очень быстро развею все ваши сомнения: это не так. Для начала напомню, что существует бразильский португальский и португальский португальский, которые вроде как один и тот же язык, но вообще-то не совсем. Там разная грамматика, устойчивые выражения и, конечно, произношение. Почти никто из приезжающих в Португалию не учит здесь язык – поэтому и спроса на языковые курсы тут особо нет. Тем более что основная волна иммигрантов здесь именно из Бразилии. Поэтому есть разве что курсы для начинающих для студентов, которые приезжают сюда на 6 месяцев по обмену. Поэтому учить его тут можно в группах до определенного уровня (довольно базового), а потом просто людей в группы не набирается – и нужно брать индивидуальные занятия, которые стоят всех денег мира.

Похожую ситуацию описал Алексей Секачев, который переехал жить в Амстердам: “Коллеги время от времени спрашивают когда я начну учить голландский, на что я обычно отвечаю одной из вариаций «в гробу я видел ваш голландский», только без «в гробу», без «видел», и без «ваш».

На английском тут говорят все. Даже кассиры, даже марроканцы, даже бомжи, даже пятилетний пиздюк моей соседки. Такое проникновение языка было для меня большой загадкой. Особенно на фоне того, что в соседней Бельгии или Германии воды иногда не допросишься на английском. Оказалось все довольно просто.

В большинстве северных стран в гробу видали озвучивать иностранный контент. Большинство фильмов в кинотеатрах и передач по телевизору идут с субтитрами. Никакого Кубик в кубе, никакого азино-три-топора, ничего вообще. И поскольку в том возрасте, когда дети начинают смотреть Свинку Пепе или «Мстителей», за субтитрами ещё не очень успеваешь, хочешь не хочешь, приходится учить язык и уже к начальным классам вся базовая лексика кое-как усвоена. Ну а дальше, дальше просто качественное среднее образование.”

В Португалии такая же ситуация (в отличие от соседствующей Испании, которая много лет принципиально игнорирует существование английского в принципе, предпочитаю плодить местные испанские диалекты) – просто страна настолько маленькая, что здесь просто нет смысла тратить деньги на дубляж. Моего знания португальского мне хватает для того, чтобы объясниться в базовых ситуациях (например, в полиции, где я недавно искала свою машину, или в Убере ответить “да, Чернобыль это все правда, прямо как в сериале”), но дальше пока загадочно не идет: просто в любой сложной ситуации я переключаюсь на английский и мои собеседники тоже. На работе мой официальный язык был английский. У Эдуарда Лимонова в “Я, Эдичка” есть хорошее выражение “Я начал понимать, что я теряю на языке деньги” – осознание упущенных возможностей, даже не денежных, а, например, читать про все интересные вечеринки в городе! ну вот это довольно неплохая мотивация, так что я заботливо заплатила за онлайн курсы с бразильским португальским и готовлюсь впечатлять своих местных друзей.


БЛОГ ПРОДАКШЕНА СТУДИИ А24

Открыла для себя в этом месяце бесконечный блог со всякими история со съемок фильмов студии А24 – той самой, что подарила нам Mid90’s и Lady Bird и еще много всякого инди кино.

Смотреть и скролить можно бесконечно, мне, например, очень понравилось интервью с хореографом Nina McNeely фильма Climax Гаспара Ноэ. Вот, например, первая сцена из фильма, танец, который снимали одним кадром – и Нина, будучи американкой, рассказывает, что ей помогло сработаться с толпой французских танцоров: первым делом во Франции она наняла французскую ассистентку, чтобы та могла полноценно материться на танцоров на французском, потому что танцоры все время паясничали, матерились в ответ, выхватывали у Нины микрофон, начинали играть в балы, менять музыку и танцевать вог.

How did you meet Gaspar?
I was introduced to him through Sofia [Boutella] because we know each other from the dance world. I think Gaspar actually didn’t want to use a choreographer at first, which would have been crazy. Sofia was like “No.” She sent him my reel, and one day I got a message like, “Hey, can you Skype with Gaspar in the morning?” and I was like, “Oh my god. Where should I put my computer in my apartment?” Fully freaking out.

Is it true that you never had all of the dancers in the same place until the night before filming began?
It was crazy, but I do think it’s gotten exaggerated in a few publications. I got three days to choreograph with them in person [before filming began]. One reporter wrote like, “Nina choreographed this whole movie in 24 hours.” Not true!

When I got to France, the first thing I did was finally meet Gaspar in person. Then I hired an assistant, Julie Dorval. She was really helpful because she could curse at the dancers in French and tell them to be quiet because they’re like the rowdiest group I’ve ever encountered. They’d always steal my microphone and pretend like they were having a voguing ball.

What was your approach in choreographing the whole troupe at once?
I really just let them go for it. Except for Sofia’s solo, when she’s throwing herself around that room. She told me, “I just really want you to scream stuff at me.” So I was basically sneaking up behind Gaspar’s shoulder so I wouldn’t get in the shot, and just screaming at Sofia,“Throw yourself on the wall!” She would listen to some notes and then ignore some. The AD was like, “Can we do one where you don’t scream?” because they were trying to record audio. And Gaspar was like, “No, Nina has to yell, that’s what Sofia wants.”

Миллион интересных подробностей про всякие разные фильмы и интервью, и закадровые съемки, короче кайф! Рассматривать и читать можно вот тут.


НОВЫЙ ФРЕНК ОУШЕН!

Френк Оушен, золотой наш человек, выпустил в октябре целых 2 новых трека. Вы думаете что это не много? Ну может для какого-то Дрейка и да, но от Френка Оушена годами ничего не дождешься! В прошлый раз поклонники 4 года в твиттере просили новый альбом. А тут никто даже не просил! Сам выложил в сеть, представляете?

Еще классное – шрифт для обложек синглов сделала моя любимая студия графического дизайна ABC DYNAMO, про которую я рассказывала вот здесь. Так люблю, когда все в моем мире закольцовывается и люди, которыми я искренне вдохновляюсь, начинают делать всякие штуки вместе.

НОВЫЙ КАНЬЕ!

Альбом, конечно, худший в карьере бедного Канье, от которого все постоянно требуют величия, а человек вообще с биполярным расстройством и часть клана Кардашиянов; ему, я думаю, итак не сладко, еще и миллионы налогов надо платить все время!

Лучше все на русском про альбом написал Александр Горбачев и постарался рассмотреть пластинку с четырех разных сторон: с точки зрения биографических фактов и смотреть на альбом как терапию, с точки зрения богословия и смотреть на альбом как на проповедь, с социальной стороны и смотреть на альбом как объект искусства, и наконец, с музыкальной точки зрения и смотреть на альбом как на провальный музыкальный проект. Очень советую прочитать, даже если вы не очень знакомы с творчеством месье Веста, а просто как вдумчивый анализ проделанной Вестом работы.

“Очередной творческий переворот Канье Уэста максимально коротко можно описать одной редакторской правкой. Канье прежний на разные лады формулировал амбициозное утверждение: «Иисус — это я». Канье нынешний предлагает скромное обращение: «Иисус, это я».

“«Jesus Is King» кажется равно следствием и признанием этого обстоятельства; молитвой человека, чувствующего, что время, которое он привык держать за яйца, больше ему не подчиняется. Канье не может не знать и не чувствовать, что его привычное место стремительно занимают другие, куда более молодые люди, которые органически умеют быть дерзкими и противоречивыми, не вызывая озлобления; быть политически точными, не занимая сторону; быть остроумными, не становясь смехотворными. А самое важное, эти люди делают новую музыку, во многом опираясь на находки самого Канье.”

А вообще вот тот Канье, которой нам всем был так нужен, а мы и не знали!

А ЕЩЕ СДЕЛАЛА ОСЕННИЙ ПЛЕЙЛИСТ, КОТОРЫЙ МОЖЕТ ИГРАТЬ НА ЛЮБЫХ МОБИЛКАХ! И В ЛЮБЫХ БРАУЗЕРАХ, ПОТОМУ ЧТО ОН НА SOUNDCLOUD!


Обсуждали с мамой письмо Антона Чехова брату – что все так же актуально, даже последний пункт, кроме той части, где он почему-то говорит что спать с бабой и дышать ей в рот (шта) – это тоже дурной тон, и забавно уточняет, что женщины славятся выдуманной беременностью.

Из письма Антона Чехова брату Николаю, 1886:

Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям:

1. Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы… Они не бунтуют из-за молотка или пропавшей резинки; живя с кем-нибудь, они не делают из этого одолжения, а уходя, не говорят: с вами жить нельзя! Они прощают и шум, и холод, и пережаренное мясо, и остроты, и присутствие в их жилье посторонних…

2. Они сострадательны не к одним только нищим и кошкам. Они болеют душой и от того, чего не увидишь простым глазом. Так, например, если Петр знает, что отец и мать седеют от тоски и ночей не спят, благодаря тому что они редко видят Петра (а если видят, то пьяным), то он поспешит к ним и наплюет на водку. Они ночей не спят, чтобы помогать Полежаевым, платить за братьев-студентов, одевать мать…

3. Они уважают чужую собственность, а потому и платят долги.

4. Они чистосердечны и боятся лжи, как огня. Не лгут они даже в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет в его глазах говорящего. Они не рисуются, держат себя на улице также, как дома, не пускают пыли в глаза меньшей братии… Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают… Из уважения к чужим ушам, они чаще молчат.

5. Они не уничижают себя с тою целью, чтобы вызвать в другом сочувствие. Они не играют на струнах чужих душ, чтоб в ответ им вздыхали и нянчились с ними. Они не говорят: «Меня не понимают!» или: «Я разменялся на мелкую монету! Я б…!!.», потому что всё это бьет на дешевый эффект, пошло, старо, фальшиво…

6. Они не суетны. Их не занимают такие фальшивые бриллианты, как знакомства с знаменитостями, рукопожатие пьяного Плевако, восторг встречного в Salon’e, известность по портерным… Они смеются над фразой: «Я представитель печати!!», которая к лицу только Родзевичам и Левенбергам. Делая на грош, они не носятся со своей папкой на сто рублей и не хвастают тем, что их пустили туда, куда других не пустили… Истинные таланты всегда сидят в потёмках, в толпе, подальше от выставки… Даже Крылов сказал, что пустую бочку слышнее, чем полную…

7. Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой… Они горды своим талантом. Так, они не пьянствуют с надзирателями мещанского училища и с гостями Скворцова, сознавая, что они призваны не жить с ними, а воспитывающе влиять на них. К тому же они брезгливы…

8. Они воспитывают в себе эстетику. Они не могут уснуть в одежде, видеть на стене щели с клопами, дышать дрянным воздухом, шагать по оплеванному полу, питаться из керосинки. Они стараются возможно укротить и облагородить половой инстинкт… Спать с бабой, дышать ей в рот <…> выносить ее логику, не отходить от нее ни на шаг — и всё это из-за чего! Воспитанные же в этом отношении не так кухонны. Им нужны от женщины не постель, не лошадиный пот, <…> не ум, выражающийся в уменье надуть фальшивой беременностью и лгать без устали… Им, особливо художникам, нужны свежесть, изящество, человечность, способность быть не <…>, а матерью… Они не трескают походя водку, не нюхают шкафов, ибо они знают, что они не свиньи. Пьют они только, когда свободны, при случае… Ибо им нужна mens sana in corpore sano.


Открыла для себя передачу “Еще не Познер” и смотрела запоями выпуски. Когда мне печально, мне кажется очень духоподъемным смотреть как другие люди, говорят про свои переживания – и говорят они в целом про то, что все так (печально), но это все можно пережить, особенно для того, чтобы острее и наполнненнее чувствовать, когда ощущается что-то очень хорошее. На русском мне нравится слушать интервью с женщинами, я думаю потому, что когда я росла было так мало женских протагонистов, к которым бы можно было прислушиваться – точнее они были, но у них не было голоса. Сейчас многое меняется (ура!) и мне это интересно.

Например, интервью с Любовью Аркус, “основатель лучшего в истории России журнала о кино «Сеанс», центра «Антон тут рядом», режиссёр и киновед”. Очень тонкой разговор, очень много про кино – про “Груз 200”, который для многих (и для меня тоже) невыносимо смотреть, про центр “Антон тут, рядом” и просто насколько классно слушать кого-то, кому есть что сказать. Кстати, я очень мало знаю про советское кино, не потому что оно плохое или не интересное, а потому что мне не хватает никаких душевных сил его смотреть, потому что там понимаешь всех и жалко всех, и все как-то слишком знакомо.

Или например, интервью с Аллой Демидовой – великой русской актрисой, там просто интересно слушать, ей 83 года и она очень спокойно обо всем говорит, много всего интересного – например, как она поменяла свои туфли на 2 кресла, как однажды приятель ее мужа попросил помочь перенести диван с одной стороны Тверской на другую, пока они стаскивали диван на первый этаж, на улице началась демонстрация, и им ничего не оставалось, как поставить диван и начать смотреть – “фантастическая картина, которая в теперешней Москве была уже не возможна”.

И еще например, интервью с Верой Полозковой – никогда ее не слышала и просто знала, что она есть, а она такая приятная!

Для удобства у них есть еще подкаст, где все выпуски можно слушать в аудио формате.


Я много слушаю подкастов и с молодыми ребятами, они все много говорят про осознанность, про саморазвитие, про терапию, и все они очень хорошие и классные, но меня не всегда что-то цепляет. Я, видимо, правда немного старушка внутри. Послушала недавно прекрасный, прекрасный НОРМ про любовь! Послушайте и вы!


Еще ходила на выставки и смотрела второй сезон Abstract на нетфликсе (который такой же прекрасный как и первый!) и думала, что насколько пост-советское общество уничтожило ценность артистов и художников, и мы выросли без осознания этой ценности. Я вспоминаю бездушные пейзажные картины неизвестных художников, в квартире, где я росла и они ничего во мне не трогают. Или, например, офисное искусство, где бездушные коридоры между переговорными комнатами всегда стараются как-то украсить – и насколько было бы классно, купить картин у молодого художника, позвать его рассказать про эти картины и дать людям что-то для интерпритации.

Это все к тому, что в октябре много интересовалась современным пост-советским искусством!

«Овца у которой нет иллюзий»
Л. Хейдиз
Художница Катерина Кайгородова создаёт колоду игральных карт, понятную любому слою общества.
Сергей Кватрикс
2018
«В 2003 у группы Корни вышел трек «Ты узнаешь её»
А у spb company, пионера российского порнопроизводства вышел фильм «Школьница – 2», и эту кассету многие узнают из тысячи»
Дмитрий Гутов
Гори все синим пламенем, 2015
холст, масло 120 х 80 см

​​И на самый популярный тезис“Я современное искусство не понимаю, мазня какая-то. Вот другое дело ренессанс — всё красиво так, понятно, видно мастерство!” отвечает телеграм канал “New Art”

Тезис, похожий на заразу, который регулярно меня настигает. Наверное, стоит его разобрать.

В нём сопоставляется что-то красивое по своей оболочке с чем-то непонятным, скорее всего в не такой красивой оболочке. Непонятное = плохое. Простая человеческая психология, применимая ко многим вопросам. Почему оно всё-такие НЕ плохое:

Эпоха Возрождения, действительно, подарила нам много прекрасного искусства, настолько яркого, что если любого человека попросить назвать великие мировые произведения, в его списке точно будет что-то из 16-17 века. Это искусство, появившееся после тяжелых времён в Западной Европе, это расцвет золотой роскоши после чумы, смена позиций веры, науки, личности человека. Соответственно, человек, переживающий такую мощную внутреннюю революцию не будет создавать искусство только для услады глаз и вытачивания своего мастерства. Живопись, скульптура, архитектура — всё имеет серьезную идею и просто тонну символики. Рубенс пишет политические полотна, семейство Брейгеля высмеивает общество и громко об этом заявляет, да Винчи настолько увлечён наукой, что создаёт индивидуальную точечную технику. Всё, что делают творцы этих столетий основано на: политике, науке, проблемах общества, религии, статусе, положении, деньгах и т.д. И имеет свою роскошную оболочку. Оболочку, наполненную общепринятой в той эпохе символикой — цвет, материя, образ и т.д. То есть творцы эпохи Возрождения выражали свои проблемы, проблемы общества и личности через сложную символическую форму, которую понимали их современники. И которую искусствоведы и историки до конца не разобрали. И не факт что разберут.  

 И если современный человек видит только красивую оболочку картины не нашего времени, без стремления разобраться — он не видит её вовсе. Он придумывает то, что ему удобно. Искусство не про красивые картинки, совсем, оно глубже и сложнее. И, к сожалению или к радости искусство других эпох гораздо непонятнее нам чем современное.

Современный художник говорит с нами на одном языке. С современных художником у нас одни проблемы — также внутренние, политические, общие. Именно поэтому contemporary «понять» гораздо легче. Перед пониманием нового искусства стоит одна преграда — его форма. Да, мы живем в той эпохе, когда искусство очень пластичная вещь (то есть всё можно, любая форма разрешима). Искусство может быть — белый лист бумаги, 10ти метровая инсталляция, звук, свет, цвет и т.д. И если приложить минимальные усилия понять все эти формы возможно.

Несколько советов, как же их понять:

– Читать, что о работе пишет художник;
– Читать, что о работе пишут другие;
– Узнавать, где живет автор картины, в каком обществе, в какой стране;
– Сопоставлять его идею со своим опытом;
– Быть готовым столкнуться с тем, что непонятно и не отвергать это сразу;

И быть готовым, что на деле современное искусство окажется прекрасным и понятным.

P.S. Касаемо мастерства художников ренессанса — каждый год институты в нашей стране выпускают сотни талантливых реставраторов. Именно они несут это «великое и неприкосновенное» знание, которое никуда не утеряно и могут работать с красками не хуже творцов того самого искусства.

Ed Ruscha, Year After Year, 1973
signed and dated ‘E. Ruscha 1973’ (lower left)
pastel on paper

Related Posts

Begin typing your search term above and press enter to search. Press ESC to cancel.

Back To Top