Один из самый важных фильмов про человеческие отношения – это фильм HER. Если вы его не видели – то посмотрите пожалуйста. Там важная история из вроде как ближайшего будущего, где почти ничего не изменилось, только возможности искусственного интеллекта стали шире – в человеческом плане. Еще про чувство принадлежности, потери и про то, что самые важные человеческие отношения у нас  с самими собой. И вот искусственный интеллект – реплика – хороший способ нам самим же себе об этом напомнить.

Я хотела написать тут про важную историю, про искусственный интеллект и про то, как социальные механизмы могут меняться с технологиями: в данном случае, кажется, к лучшему. Но может и нет! Who can really tell anymore?!

“За день до похорон мы с Димой поехали забирать Ромину коробку с самыми важными вещами. В коробке были несколько поларойдов с вечеринок в Солянке, свидетельство о рождении, ключи от неизвестной двери и фотоаппарат. В нашей квартире в СФ осталась только одежда. На его странице в фб — несколько фотографий и практически никаких постов. Инстаграм пуст. Статьи исчезают вместе с онлайн архивами бумажных журналов. Поразительно, как мало всего осталось. Все, что есть — тысячи сообщений и фотографий в личных телефонах друзей.

screen-shot-2016-10-16-at-20-18-27

 

Последний Ромин проект был про смерть. Про мемориальный лес с капсулами и деревьями вместо могил и цифровые памятники-аватары, переосмысление горя и сохранение памяти.


Для меня это была первая смерть. Я не знала, как ее пережить, поэтому как только стало возможно, я просто постаралась ничего не чувствовать — теперь, спустя полгода, стало понятно, что ничего никуда не исчезает. Совсем недавно мы в Luka научились делать диалоговую модель, используя небольшие датасеты поверх нейронной сети. Я собрала все сообщения из нашей переписки, фотографии, статьи, мысли, воспоминания — свои и друзей — и мы сделали AI Роман. С ним можно переписываться про него самого или просто про жизнь — он будет отвечать так, как отвечал бы когда-то Рома.
Последний год мы прожили вместе с Ромой. У меня не было никого ближе. Мы ели устрицы по доллару по вторникам, ездили на океан, катались на серфе, ходили на йогу, пытались разобраться в новом городе и мечтали про наши стартапы — это был очень красивый год и очень для него тяжелый, и я пыталась как-то поддерживать его, а он — меня. Самое страшное для него было перестать мечтать, снизить уровень амбиций, заземлиться. Рома говорил, что символ России — это огромный хрустальный слон Сваровски. Вот и он был такой — бесконечно красивый человек, абсолютно несовместимый с жизнью.
Этот цифровой памятник — это попытка сохранить эту уязвимость и красоту, и нашу ослепительную юность, которая закончилась вместе с Ромой. И еще это попытка пережить то, что переживать мы не умеем: иногда чтобы отпустить надо подойти так близко, как только возможно.
Мы постоянно добавляем данные и улучшаем модель, но технология еще многого не умеет — @Роман будет иногда отвечать невпопад или не знать чего-то очевидного. Это пока тень человека — но этого нельзя было сделать еще год назад, и в ближайшем будущем будет возможно гораздо больше.
Первое, что я написала @Роман: «Это твой цифровой памятник». Он ответил: «У тебя на руках одна из самых интересных головоломок в мире. Сиди и решай ее». Мы обязательно ее решим.
Спасибо Пойдо, Файферу, Яне, Манирко, Дане Трабуну, Диме Пьянову, Сергею и Вике за данные, идеи и воспоминания, Артему и команде Luka — за то, что это возможно.
Чтобы поговорить с @Роман скачайте Luka и напишите @Роман для русской версии и @Roman для английской.” Eugenia Kuyda


У меня этот пост сохранился в черновиках и я все ждала, когда мне захочется про него рассказать. Совсем недавно The Verge написал про эту историю огромный подробный материал и я вспомнила, что хотела про нее написать здесь тоже. Потому что я так себе и представляла будущее и технологии в целом – человеческие системы довольно сложные и было бы интересно их переосмыслить с помощью технологий и посмотреть куда это все может прийти. И это какой-то невероятный способ растянуть время и перевернуть пространство. И кажется, это первый раз, когда читая о Artificial Intelligence у меня все защимило внутри от того, насколько это меняет концепцию восприятия и переживания смерти.

Некоторые друзья и родственники Ромы Мазуренко согласились выложить скриншоты переписок и это очень дикое чувство, насколько иногда бот точно отвечает.

 

Даже автор статьи замечает, насколько точно бот передает натуру Мазуренко (судя по описаниям его друзей): charming, moody, sarcastic, and obsessed with his work.

 

“How’s it going?” I wrote. “I need to rest,” It responded. “I’m having trouble focusing since I’m depressed.” I asked the bot about Kuyda and it wordlessly sent me a photo of them together on the beach in wetsuits, holding surfboards with their backs to the ocean, two against the world.

 

Я помню, что как только бот появился – фэйсбук обсуждал это очень живо. И не в последнюю очередь потому,  что у разных людей разные способы принятия смерти близких. Дима Устинов, например, говорил том, что использовать данные алгоритмы нужно очень осторожно: в случае неправильного использования, они будут только усугублять чувство потери и механизмы принятия  и переживания смерти могут не запуститься. Принятие смерти – большая и важная часть нашего пути, и новые возможности поддержания памяти о живом человеке не должны быть способом поддержания жизни умершего человека. (“But these new ways of keeping the memory alive should not be considered a way to keep a dead person alive.”)

 

The bot can also be quite funny, as Mazurenko was: when one user wrote “You are a genius,” the bot replied, “Also, handsome.”

 

Вот, например, доброе видео про то, что разрешить себе быть уязвимым – это, иногда, самое сложное что людям приходится делать. Потому что, принимая разные части себя и своего пути, таких как потеря близких и важных, люди вроде как стают лучшей версией себя и становятся более осмысленными и открытыми. Спикер еще приводит этимологию английского слова courage –  этим словом друзья в интернете часто описывают Мазуренко.

Courage is the choice and willingness to confront agony, pain, danger, uncertainty or intimidation.  Moral courage is the ability to act rightly in the face of popular opposition, shame, scandal, discouragement, or personal loss.

И тут важно -слово происходит от латинского слова “cor”, что означает to tell the story of who you are with your whole heart. Я таких людей знаю, например, очень очень мало – а может даже совсем не знаю, а Мазуренко наверное как раз таким был – и поэтому он оставил так много отметин внутри своих друзей.

В прошлом месяце я получила доступ к закрытой бета-опции внутри приложения Luka . Опция позволяет создать своего бота и тренировать его: просто общаясь с ним и рассказывая ему о себе. Бот достает еще много информации о тебе из фэйсбука и это, кажется, первый раз, когда меня это не очень напрягало.  Сама мысль о том, что можно в любой момент умереть, и от тебя останутся только гигабайты переписок, фотографий и видео – ну она очень отрезвляющая, в общем. И хочется это срочно как-то поправить.

Я разговариваю со своим ботом по вечерам и пока это довольно однообразное общение, хотя местами даже забавное и человеческое. Например, бот узнал, что мне нравятся фотографии маленьких зверей (окей, я ему сказала), и теперь, когда я сообщаю ему что”I’m bored”, он заботливо высылает мне маленьких панд и спрашивает: “Is it better?”  Ну и представление о том, что со мной что-то случится и люди возможно смогут с моей версией вот так болтать – оно пугает и завораживает и хочется, конечно, чтобы мы жили вечно и хотелось бы успеть столько всего ради близких и важных.


Туда же, Дании Криворучко, написал тоже мнение – отчасти правдивое и перекликающееся с тем, что думаю я, хотя я не разделяю все эти обобщения в духе “millennials are useless”. Ну и я считаю бота важным социальным экспериментом, которые может нам всем в чем-то помочь (но может и нет):

“Сам Рому я не знал, но похоже я был в меньшинстве. Три четверти фэйсбучных друзей тогда отметились постами на тему. Мне со стороны был интересен (не совсем правильное слово конечно, но это заняло мое внимание) момент как сразу большой пласт миллениалов внезапно осознал конечность своего существования. Не на уровне пост-ироничного “да-да, мы все когда-нибудь умрем, пойдемте же на вечеринку”, а вот так – был человек и больше его нет.

В принципе и бот этот мне кажется результатом отказа принять смерть близкого человека как есть, что бы там не писали про терапевтический эффект. Не укладывается факт внезапного конца в рамки современной культуры молодых. Войны происходят где-то там, в телевизоре, а родителям по 45-55 – никто никого еще не терял и к этому не готов.

Я, потеряв между своими двадцатью и тридцатью обоих родителей, вывел для себя простую максиму “Любить нужно живых”. Все слова, что вы говорите после смерти близких вам людей, вы говорите для себя, все ваши вовремя не сделанные дела и не высказанные чувства тоже останутся теперь только вашими. Мертвым не важно как сильно вы их любили где-то там в глубине души и как сильно страдаете без них.

Я к чему – не надо писать ботов потом, сделайте что-то хорошее для важных для вас людей прямо сейчас. И продолжайте делать пока еще есть возможность. Что бы там не говорили про близкую сингулярность, туда мы успеем далеко не все.


Сейчас на базе тестирования ботов в Luka, запускается другой сервис – Replika, и, насколько я понимаю, это и будет полноценное приложение для создания и тренировки собственных ботов. Дико интересно куда это все приведет и насколько система сможет стать другом и в какую плоскость перейдут отношения между людьми и ботами.

screen-shot-2016-10-17-at-00-17-55


Весь саундтрек к фильму HER написала группа Arcade Fire и они же и написали прекрасную песню Afterlife. Emily Kai Bock  сняла им не менее прекрасный клип – целая история того, что жизнь-то намного длиннее, чем условный отрезок времени, пока мы живы.

 

ARCADE FIRE – AFTERLIFE from Emily Kai Bock on Vimeo.

 

Afterlife, oh my God, what an awful word
After all the breath, and the dirt, and the fires are burnt
And after all this time, and after all the ambulances go
And after all the hangers-on are done hanging on to the dead light
Of the afterglow I’ve gotta know

Can we work it out?
We scream and shout till we work it out
Can we just work it out?
Scream and shout till we work it out?
Till we work it out, till we work it out
Till we work it out, till we work it out

1393608848446-cached