Друзья, я вчера посмотрела The Neon Demon и, хотя после фильма мне было сильно не по себе и хотелось немного сколлапситься, самое важное что нам всем нужно про фильм знать – что, возможно, это один из самых красивых фильмов эва!

Сюжет там конечно сильно лютый, и я про него даже рассуждать не буду, но как вы знаете, я очень неровно дышу к нарядам и макияжам, поэтому давайте обсудим их!

И ТРАСТ МИ – ТАМ ЕСТЬ ЧТО ОБСУДИТЬ.

Для начала чеканите трейлер, если вы фильм не смотрели, и загоритесь страстным желанием фильм посмотреть.

(или нет, но лучше бы да)

 

Для того, чтобы выкупить, что Неоновый демон крутой, мне понадобилась посмотреть Enter the Void, ничего не понять, а потом посмотреть клип ASAP Rocky и немножко все-таки  понять про эстетику Enter the Void.

 

Enter the Void кстати снял Gaspar Noé, тот самый что снял в прошлом году фильм Love (да, тот, где все голенькие) . Вообще Гаспара конечно обожают в Каннах и все его фильмы про то, что кино – это именно то место, где можно попробовать пойти до конца на любую тему и посмотреть что будет.

Асап Роки сделал конкретно для людей далеких от наркотиков и триповых состояний более лайтовую версию, и мне стало все немножко понятнее.

Теперь к The Neon Demon! Nicolas Winding Refn – тот же чувак, что снял Drive с Ryan Gosling – мне кажется он довольно популярный, и многие должны его знать. Неоновый Демон это фильм-василиск, настолько ужасный и красивый, что даже ничего невозможно понять, просто сидишь и разного размера мурашки по коже бегают.

Так как фильм про то как horror meets fashion  – то в фильме получилось много и того и того.

Давайте про макияжи. Главным визажистом на прощадке была Erin Ayanian, которая еще например работала на площадке фильмов A Lot Like Love и Grey’s Anatomy и еще America’s Next Top Model. В 2014 году она познакомилась с сестрами Fanning и начала им делать макияжи во всех их фильмах. К счастью, фильмов у сестер выходит много и Эрин не сидит без работы.

Screen Shot 2016-08-02 at 22.22.01 Screen Shot 2016-08-02 at 22.22.17 Screen Shot 2016-08-02 at 22.22.46 Screen Shot 2016-08-02 at 22.23.24 Screen Shot 2016-08-02 at 22.23.41

Screen Shot 2016-08-02 at 22.24.06

Screen Shot 2016-08-02 at 22.25.13

Теперь обратно к Неоновому Демону!

В качестве референса Эрин использовала снимки Guy Bourdin – в двух словах это отец всей фешн-фотографии, такой как мы ее привыкли видеть на страницах глянца.

Guy Bourdin (2 December 1928, Paris – 29 March 1991, Paris), was a French artist and fashion photographerknown for his provocative images. From 1955, Bourdin worked mostly with Vogue as well as other publications including Harper’s Bazaar. He shot ad campaigns for Chanel, Charles Jourdan, Pentax and Bloomingdale’s. His work is collected by important institutions including Tate in London, MoMA, San Francisco Museum of Modern Art and Getty Museum. The first retrospective exhibition of his work was held at the Victoria & Albert Museum in London in 2003, and then toured the National Gallery of Victoria in Melbourne, Australia, and the Galerie nationale du Jeu de Paume in Paris. The Tate is permanently exhibiting a part of its collection (one of the largest) with works made between 1950 and 1955. He is considered as one of the best known photographersof fashion and advertising of the second half of the 20th century. He set the stage for a new kind of fashion photography.

Например, это вот он сделал вот этот снимок – это была часть рекламной кампании для NARS:

А вот он сам:

Вообще даже есть вероятность, что Мадонна в клипе на трек Holywood немного тоже там вдохновилась его снимками, снятыми еще в 1980-х и эту вероятность разглядел сын, уже покойного на тот момент,  Guy Bourdin и даже попытался с ней судиться.

Еще референсом был Chris von Wangenheim, который снял например в 1977 году кампанию для Dior :

По-моему, вообще бешено. Это было про то, как важно подобрать правильные референсы. Еще референсом был запрещенный в нацисткой Германии артист Hans Bellmer – который делал всяких страшных ээээ кукол что-ли и скульптуры еще и рисовал всякое. Нацисты названи его дегенератом и ему пришлось улететь во Францию в 1939 году.  Искусство Бермера было референсом к татуировкам персонажа Ruby (Jena Malone) – их видно в конце, когда она проходит мимо бассейна.

Вообще макияж и костюмы в искусстве – это намного больше, чем кажется и нам всем нужно про это всегда помнить.

Посмотрим например на сцену с золотым макияжем – и я в тайне надеюсь, что я доживу до дней, когда так ходить везде и хоть каждый день и когда вздумается будет socialy appropriate.

Эта сцена ее первой съемки и отражает то, что в индустрии красота главная валюта. Поэтому персонажа Фэннинг полностью покрывают золотом.

Или, например, персонажа Gigi по сюжету  называют Bionic Woman – все ее лицо и тело откорректировано пластикой. Поэтому ей решили делать полностью плотный макияж в каждой сцене – тон, ресницы, губы.

Или, например, про костюмы – над ними работала Erin Benach – тот же стилист, что работала над фильмом Drive. Финальную сцену фильма писали под костюмы, с которых в результате стоят модели:

Эрин нашла дизайнера Marina Hoermanseder которая выпускает эти скульптурированные наряды и они ей очень понравились. Она показала их Рефну и через несколько недель он написал для этих нарядов сцену.

А вообще единственное требование от режиссера к костюмам был  to push the limits and “maintain a really high bar of the fashion world.”

Сам Рефн и Эль Фэннинг

Ну и еще про то, как много самого Рефна в самом фильме и какая все-таки у них вышла отпадная работа.

“I’ve always wanted to do a teenage horror movie,” Refn says, “but possibly without the horror. I think there’s a 16-year-old girl in every man. I’d always wanted to fantasize what it’d be like to be a beautiful girl. Innocence—and virginity—is a great analysis of genre. And then moving into the big city, it’s always very frightening, especially when it’s L.A., because L.A. is such a mysterious place. It’s like the moon in some ways; it’s unearthly.”

Ну и мораль – про то, как важно понимать сколько работы стоит за каждым таким фильмом и как важно этой работе уделять внимание. Потому что все эти детали и делают такое кино василиском.