К предыдущему посту – прекрасная статья про филологический анализ каминг аута Тима Кука:

cook-at-apple

В Америке же именно чем-то этаким и принято прилюдно гордиться. «Горжусь тем, что моих предков привезли на галере в цепях». «Горжусь, что мой прадед приехал в трюме в одной паре резиновых сапог и жил полгода в коробке на углу 121-й улицы и Бродвея».

Это прадед. А современный американец скажет: «Горжусь, что когда мы в школе поехали в лагерь, меня назначили мыть посуду». «Горжусь, что в армии был дежурным по кухне». «Горжусь, что когда учился в университете, разносил пиццу. Это принесло мне большую пользу, обогатило меня как личность». Бодрые приторные формулировки могут нас раздражать, в особенности когда идут в паре со словом «горд»: после proud нам хочется услышать что-то необыкновенное, а не «горжусь тем, что завел собаку и всегда убираю за ней на улице» (достойный, кстати, предмет).

Однако этим proud человек хочет сказать следующее: вы, не убирающие за собакой, не мывшие посуду в лагере, не разносившие пиццу, чьих предков не привезли в цепях на галере из Гомеля, вы думаете, я буду стесняться, что убираю, мыл, разносил, привезли, своих цепей? Прятать их? Подстраиваться, чтобы казаться как вы? Так не буду.

За этим proud скрывается не заявка на превосходство, а отрицание стыда. Вы думаете, мне неловко, а мне нет. Вы думаете, мне зазорно? А мне ничуть. Не утверждение о подвиге, а высказывание об отсутствии переживания стыда.

«I consider being gay among the greatest gifts God has given me». Мыл посуду, разносил пиццу, потомок негров, мещанин – разновидность божьей любви. А общество, где множество гордостей могут сосуществовать, не отрицая друг друга, выглядит более прочным.

Related Posts

Begin typing your search term above and press enter to search. Press ESC to cancel.

Back To Top